Поиск Первая страница сайта Написать нам
ГЛАВНОЕ
    ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
    ВЫБОРЫ
    ПРЕЗЕНТАЦИЯ "НАМ 25 ЛЕТ!"
    КОЛЛЕКТИВ РЕДАКЦИИ
    УСТАВ АНО "КОНТИНГЕНТ"
    ИСТОРИЯ ГАЗЕТЫ
    ОТЧЕТ О ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
    ГРАНТ
    К 30-ЛЕТИЮ ВЫВОДА СА из ДРА

АРХИВ ГАЗЕТЫ
    2011 - 2019 гг.

ФОТО с мест событий
    АЛЬБОМЫ РЕДАКЦИИ
    Альбом ОРО "Братство" ОООИВА

ВИДЕО
    АРХИВ
    ПРАЗДНИКИ
    Группа "Контингент"

Контингент публикует

 

 

Воспоминания

Дорогами Афганистана…

 

Александр Буцких был призван на службу в ряды Советской Армии 1 апреля 1982 года из Бузулука. «Учебку» проходил в Самарканде – учились управлять КАМАЗами в горных условиях, проходя 500-километровые марши. Тут же Александр и присягу принял. Потом сразу в Афганистан отправили.

– Неожиданностью это для меня не стало, – говорит Александр Алексеевич, – когда учился в автошколе в Бузулуке, меня мой мастер Борис Васильевич Мещеряков предупреждал, что, скорее всего, в Афган попаду. Так и случилось. Нас тогда сразу полгруппы призвали в один день…

…Самолёт приземлился в аэропорту Кабула, новобранцев погрузили в тентованные КАМАЗы и повезли.

– Сопровождающие были из старослужащих, на вид парни суровые, с автоматами наперевес. Поначалу было жутковато, – продолжает свой рассказ Александр Буцких. – Привезли в Тёплый стан (район Кабула) – место голое совершенно. Выгрузили палатки, кровати, матрасы. Первые дни ночевали в модуле, потом долбили скалы, ставили столбы и устанавливали палатки. За месяца три-четыре немного обжились, но нас снова на новое место передислоцировали – теперь в Хайратон. И снова – всё с нуля.

Старший сержант Александр Буцких служил в отдельном 466 автомобильном батальоне (3 рота) в провинции Хайратон. Был заместителем командира ремонтного взвода (командиром был Рустам Бахрутдинов). Перевозили грузы с Термеза и границы по всему Афганистану.

– Я – водитель ЗИЛа-131 – ходил в техзамыкании, сопровождая битумовозы, – вспоминает наш герой. – Расстояния были большие – ходили и на Герат, и на Кундуз. Случаи обстрела колонны – обычное дело. Первое время было очень страшно. Война чувствовалась повсюду. А мы ещё зелёные, необстрелянные, не знали, как себя вести… Особенно жутко было, когда после обстрела едешь и видишь: всё вокруг горит, дымится, машины искорёженные... И осознаёшь, что мог бы тоже тут остаться… Со временем, конечно, попривыкли.

Был случай, когда во время обстрела в машине Буцких пробило ресивер, сослуживец Александра (Афанасьев) товарища не бросил, на жёсткой сцепке до Пули-Хумри дотащил – там машину отремонтировали, загрузили и вместе поехали обратно. 

–  Дружные все были, даже на гауптвахту нас всем составом сажали. Денёк-два посидим, и отпускали. В выходные, даже если их давали, всё равно в парк шли и с машинами возились. А вот есть хотели все время (смеется). Худющие все были, а молодой организм свое требует. Кашу дадут (сечку) тарелку переворачиваешь, трясёшь-трясёшь, а она оттуда не вываливается никак. Но мы и тут выход нашли: наберём в хозвзводе картошки, начистим-наварим, тесто замесим, вареники наделаем… Вот счастье было!  А ещё вспоминаю вкус орской тушёнки – необыкновенная она какая-то была (или мы просто голодные)… На мотор банку поставишь, пока доедешь, она разогреется. Воду заваривали с верблюжьей колючкой, чтобы обезопасить себя от желтухи и дизентерии. А пить хотелось… не передать как. Днём жара несусветная, +50 градусов в тени, на солнце +70. Солнце прямо над головой. И в такой жаре надо было сутками находиться, да ещё и службу нести, – говорит Александр Алексеевич. 

Водители роты подчинялись непосредственно зампотеху майору Олейнику. «Воспитывал» он их не только днём, но и ночью мог построить.

– А вообще, офицеры у нас были самые лучшие, жаль, многих уже нет. Но с теми, кто живой, связь поддерживаем до сих пор. Что больше всего запомнилось в Афгане?  Каждый день был чем-то примечателен. По сути ведь мальчишки ещё были – набеги делали на виноградники. В соседний кишлак в дукан (магазин) бегали, у местного населения меняли всякую всячину на местные деньги и покупали что-нибудь вкусненькое.

С особой горечью вспоминает Александр Алексеевич день, когда их колонна задыхалась в туннеле на перевале Саланг – главной транспортной артерии, связывающей Советский Союз с сердцем Афганистана – Кабулом. Из Кабула тянулись колонны порожняков, а обратно, из Хайратона, они уже тяжело ползли назад, гружённые оружием, боеприпасами, топливом, продовольствием.

Трагедия произошла 3 ноября 1982 года, когда в середине тоннеля «нетерпеливый» водитель-афганец пошёл на обгон и столкнулся со встречной машиной. Возникла гигантская пробка. В ожидании – вот-вот тронемся – водители не глушили двигатели... Спохватились, когда уже было поздно. Спаслись лишь те, кто находился ближе к выходам из тоннеля и сумел выскочить. В выхлопных газах только советских военнослужащих задохнулось тогда около 80 человек. Афганцев же, говорят, больше сотни.

– Из наших погибли: старший техник роты – прапорщик Валерий Павлович Соколов, водители: рядовой  ХасанбайАлимжанов, рядовой Анвар Ахранкулов и рядовой МуродилАрипов, – подводит скорбный итог Буцких.

После этого случая в тоннеле установили одностороннее движение. Так как грузов больше поступало со стороны Советского Союза, то транспортный поток – будь то наши воинские колонны или афганские – 4 дня в неделю шёл с севера на юг: понедельник, среда, пятница, воскресенье. Обратно – в остальные три дня.

…Вернувшись из армии, Александр Буцких продолжал шоферить, практически всю жизнь за баранкой, пока не ушёл на пенсию по инвалидности. Принимал участие в работе клуба воинов-интернационалистов «Пламя», который был организован 12 декабря 1987 года одним из «афганцев» Игорем Рожновым. Мощная была организация, много хороших дел было сделано: все погибшие в Афганистане ребята были перезахоронены на городском кладбище, патриотическая работа с молодёжью велась на высшем уровне, на Аллее Дружбы установлен закладной камень, на месте которого впоследствии был открыт памятник россиянам, исполнявшим свой воинский долг за пределами Отечества.

Александра Буцких, по его собственным словам: «Бог миловал – вернулся домой живой -здоровый».

Всего же в период нахождения 466 отдельного автомобильного батальона (в/ч пп 92583) 58 автомобильной бригады на территории Афганистана с 1 июня 1982 по 15 ноября 1986 года потери батальона составили 27 военнослужащих, в том числе двое пропавших без вести ( рядовой Зуев А.А. пропал 1.02.83 года в районе Хинджана при следовании колонны 5262(1 рота) с Кабула на Хайратон и рядовой Челпаченко Н.А. пропал 15.06.84 года при следовании колонны 5261(2 рота) с Гардеза на Кабул. Прах Алексея Зуева найден поисковиками Комитета Аушева, идентифицирован, 27 марта 2012 года передан казахской делегации и 4 апреля 2012 года захоронен на родине в г. Щучиск в Республике Казахстан. Судьба Николая Челпаченко до сих пор однозначно не установлена.

 

 



Рейтинг@Mail.ru   Яндекс.Метрика